November 26th, 2011

Олег Михайлович Девяткин

(no subject)

Акимов Николай Павлович

О ПОСТАНОВКЕ «ГАМЛЕТА» В ТЕАТРЕ ИМ. ВАХТАНГОВА

Театральное наследие Т. 2

"Искусство" 1978

Стр. 119-154


Продолжение № 3

Комментарии Акимова Н.П.

*1 Западный берег Африки, на 8°  северной широты (т. е. под экватором!)

*2 Об этом смотри у Джефри Крэмп (Geoffrey Н. Gramp). «Руководство к изучению пьес Шекспира». Лондон, 1925: «Во времена Шекспира условным различием между комедией и трагедией являлся конец: юмор мог быть введен в трагическую пьесу, а пафос и ужас в комедию; но один и тот же сюжет мог быть отнесен и к комедии, и к трагедии, смотря по тому, придавался ли ему счастливый или несчастливый конец».

*3 Цитаты даются по изданию «Гамлета» в пер. М. Л. Лозинского, (В. Шекспир. Избранные драмы в новых переводах. ГИХЛ, 1934).Collapse )
Олег Михайлович Девяткин

(no subject)

Акимов Николай Павлович

О ПОСТАНОВКЕ «ГАМЛЕТА» В ТЕАТРЕ ИМ. ВАХТАНГОВА

Театральное наследие Т. 2

"Искусство" 1978

Стр. 119-154


Продолжение № 2

 

Но самое основное, что мне инкриминировалось,— это устранение из спектакля философа Гамлета. По этому поводу было написано большое количество статей, которые так и назывались — «Гамлет без философии».17 Но ни один исследователь, расходуя свой темперамент, перо и чернила на поношение меня, как узурпатора шекспировских прав, не дошел до указания, в чем состоит эта философия. То есть предполагается, и притом абсолютно голословно, что пьеса «Гамлет» — пьеса философская. В какой мере она философская и какую философию она вообще несет — об этом не было высказано даже гипотезы. Когда говорится, что трагедия Шекспира — это христианская церковь, а Гамлет — это апостол Петр, тогда и философия и цена этой философии мне ясны, но в других, менее абсурдных трактовках вопросы философии вообще обходятся. Между тем я утверждаю, что «Гамлет» пьеса не философская, что каждая хорошая пьеса, будь то любая пьеса Островского, будь то даже любой водевиль Лабиша, содержит в корнях своих и в выводах некую мысль, которую, непомерно раздувая ее, можно назвать философской концепцией. Когда в лабишевском водевиле доказывается, что теща, поселившаяся в доме, несет в себе зло, то это тоже некое философское суждение о вреде поселения тещи в доме. В такой мере (в мере общефилософского, в самом широком смысле слова, понятия) мы можем вывести из пьесы «Гамлет», как и из любой трагедии, комедии или хроники Шекспира, скажем, из «Виндзорских кумушек» или «Сна в летнюю ночь», и как из любой пьесы Шекспира и не Шекспира, некое философское рассуждение, которое каждая эпоха трактовала по-своему. К чему же оно может свестись? С нашей точки зрения, оно несомненно может свестись к довольно расплывчатому и весьма общему рассуждению о взаимоотношениях личности и среды, личности, обогатившей среду, и среды, отставшей от низов, и т. д., но не это же привлекает любителей философского Гамлета, не в этом же дело. Каждая пьеса, разумеется, несет в себе возможности неких выводов, но от этого ей еще далеко до того, чтобы называться философской пьесой. И вот мы сталкиваемся с утверждением, что философия заключена в монологах Гамлета.Collapse )
Олег Михайлович Девяткин

(no subject)

Акимов Николай Павлович

О ПОСТАНОВКЕ «ГАМЛЕТА» В ТЕАТРЕ ИМ. ВАХТАНГОВА

Театральное наследие Т. 2

"Искусство" 1978

Стр. 119-154


Продолжение № 1

 

Можно предположить, что в настольной хрестоматии культурной верхушки елизаветинского времени были изложены популярные и общепринятые взгляды гуманистов на духов. Поскольку у нас имеются все объективные данные для того, чтобы причислять Шекспира именно к этой верхушке, хотя бы на основании его словаря (того количества слов, которые он употребляет в своих пьесах), и поскольку Шекспир цитирует неоднократно ту же книгу в своей пьесе, имеется, конечно, очень много вероятия, что он смотрел на духов именно таким образом. Однако он имел дело с театральной традицией пьес о мщении, и, более того, его пьеса о Гамлете опиралась на более раннюю, не дошедшую до нас версию той же пьесы, написанную за несколько десятилетий до шекспировского «Гамлета». Мы знаем, кроме того, что каждый автор в каждой новой пьесе в лучшем случае вносит некий элемент новизны, являющийся вкладом в сокровищницу культуры, но в основном всегда идет в русле традиций своего театра и своего времени. Странно было бы ожидать, что Шекспир умышленно пренебрежет всеми этими традициями, тем более что по составу зрителей театр Шекспира был необычайно пестрым, и если на сцене сидели иногда высокопоставленные друзья автора, которые могли оценить всякую тонкость и новшество, то в партере стояли люди, требовавшие кровавых драм со всеми полагающимися атрибутами, вплоть до появления духов.Collapse )
Олег Михайлович Девяткин

(no subject)

Акимов Николай Павлович

О ПОСТАНОВКЕ «ГАМЛЕТА» В ТЕАТРЕ ИМ. ВАХТАНГОВА

Театральное наследие Т. 2

"Искусство" 1978

Стр. 119-154


  Нет ничего нелепее, как делать из писателя диктатора. Аристотель и другие имеют свои заслуги, но если мы можем прийти к более правильным выводам, — к чему нам завидовать?

Бен Джонсон

Collapse )